ВАСИЛИЙ ЕРОШЕНКО И ЕГО ВРЕМЯ

Материалы виртуальной конференции

Вып. N 13

 

Уважаемые коллеги!

Мы продолжаем виртуальную конференцию «Василий Ерошенко и его время».

Проблема, которой она посвящена, достаточно редка для отечественного литературоведения (все равно – российского, японского, украинского…). Участники ее пытаются оценить творчество писателей, которые стали известны как писатели на языке эсперанто. Мы убеждены в том, что их нельзя отрывать от литературной жизни русского «Серебряного века», а нашего главного героя – В.Я. Ерошенко – от историй тех литератур, в рамках которых ему довелось работать.

Просим также почтить память нашего коллеги и участника конференции – одного из учеников и старейших исследователей Ерошенко – ВИКТОРА ГЕРАСИМОВИЧА ПЕРШИНА, скончавшегося 7 октября минувшего года в Москве. Мы выражаем соболезнование родным и друзьям покойного.

Материалы рассылки будут проходить на русском языке, хотя некоторые работы присланы на эсперанто. Мы полагаем, что оригинальные тексты, также как и переводы с русского на эсперанто нам удастся разместить на сайте www.gosha-p.narod.ru .

ОРГКОМИТЕТ:

Юлия Патлань (Киев, Украина)

Mine Yositaka (Токио, Япония)

Сергей Прохоров (Коломна, Россия)

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Ю.В.Патлань (Киев)

 

О МИРОВОЗЗРЕНИИ ВАСИЛИЯ ЕРОШЕНКО

 

Светлой памяти Виктора Герасимовича Першина

 

По многим причинам изучение творческого наследия этого самобытного писателя крайне сложно для исследователя. Достаточно упомянуть о том, что его произведения написаны на эсперанто и японском языках, а также существуют в китайских переводах Лу Синя, Ху Юй Чжи и других (1).

Необходимо отметить, что значительная часть русских переводов сказок и рассказов писателя, выполнена по китайским текстам Лу Синя, а не с японского  оригинала. А переводы на украинский язык были сделаны Н.Н. Гордиенко-Андриановой (2) по единственному в то время изданию на русском языке (3) за исключением нескольких произведений, переведенных ею с непосредственно с эсперанто. Поэтому неизбежны  многие искажения как формального, так и смыслового характера.

Кроме того, современные исследователи творчества В.Ерошенко могут судить о нем  лишь по  произведениям 20-х годов ХХ в., неоднократно изданным в Японии и Китае, поскольку позднее все личные архивы писателя были уничтожены. Как многочисленные публикации в прессе многих стран, эсперанто-изданиях (плоскопечатных и брайлевских), так и упомянутые сборники практически недоступны широкому читателю. Несколько сказок, написанных В.Я. Ерошенко на эсперанто в последние  годы жизни, собраны А.И.Масенко  и  не так давно изданы Мине Ёситака (4).

До сих пор значительная часть произведений Ерошенко не переведена ни на русский, ни на украинский языки. В числе неопубликованных до сих пор находится крупнейшее произведение писателя - философская драма-аллегория "Облако персикового цвета". Краткий пересказ содержания драмы приводится лишь А.С.Харьковским в документальной повести "Человек, увидевший мир" (5).

Отсутствуют также и подробные, строго научные исследования биографического характера, посвященные В.Я. Ерошенко. Единственной возможной формой знакомства советского читателя с жизнью и творчеством Ерошенко была беллетризованная (повесть для детей "Запалив я у серцi вогонь..." Н.Н. Гордиенко-Андриановой (6) документальная повесть А.С.Харьковского, "повесть о необыкновенной жизни обыкновенного человека" Э.Пашнева (7) очерки-воспоминания В.Г.Першина (8) повесть А.С.Поляковского «Слепой пилигрим» (9).

Такая форма подачи информации допускала свободную реконструкцию авторами многих "белых пятен" биографии писателя, позволяла избежать строгого цитирования и необходимых для биографического издания научного характера ссылок на источники. Этими источниками служили свидетельства эсперантистов многих стран мира и публикации в эсперанто-, японских, китайских и многих  других периодических изданиях.  Многие годы появление этих данных в научной литературе было невозможно именно по причинам идеологического и мировоззренческого характера. Поэтому жизнь и творчество В.Я. Ерошенко стали не объектом детального литературоведческого исследования, но явлением публицистики и художественной литературы, что неизбежно привело к мифологизации образа писателя и искажениям в оценке его творчества.

В данных обстоятельствах преждевременно говорить о целостном анализе мировоззрения В.Я.Ерошенко, так как практически отсутствует литературоведческий анализ его произведений, которые, по нашему мнению, необходимо рассматривать как некую систему  с повторяющимися, "стержневыми" образами-символами и персонажами (Страна Мечтаний, Страна Радуги, Солнце, Весна, Крот, Бабочки, Весенний ветер и др.). Однако уже давно назрела необходимость хотя бы указать явления духовной и общественной жизни, оказавшие огромное влияние на формирование мировоззрения В.Я. Ерошенко, на  идейную направленность и систему образов его аллегорических сказок, рассказов, сатирических очерков. Писатель объединил в своем творчестве традиции русской демократической литературы, неоромантизм и  утонченный символизм, присущий восточной культуре, чем и объясняется удивительная для иностранного автора популярность его произведений в Японии и Китае.

На формирование мировоззрения В.Я. Ерошенко оказали влияние подчас весьма различные религиозные, философские, этические и общественно-политические учения Запада и Востока. С одной стороны, это христианство, буддизм, синтоизм, ислам, которыми, как свидетельствует анализ его произведений и некоторые упоминания в выборочно опубликованной у нас переписке (10), Ерошенко интересовался и которые тщательно изучал.  С другой  стороны, это  морально-этическое учение Л.Н. Толстого, хомаранизм создателя эсперанто Л.Л.Заменгофа, или т.наз. "внутренняя идея" эсперанто, это этический анархизм П.А. Кропоткина, вера Бахаи, теософия. Нельзя не упомянуть и о том, что В.Я. Ерошенко всегда был в гуще общественно-политической жизни страны, в которой он находился, "состоял членом обществ по изучению и распространению социализма» (11), изучал коммунизм, переводил на японский язык труды В.И.Ленина.

 На литературное творчество Ерошенко, несомненно, оказали влияние также фольклор, устная традиция России   и стран Востока - Японии, Таиланда, Бирмы, Индии, Китая;  классическая и современная ему русская литература (произведения В.Гаршина, Л.Андреева, Ф. Соллогуба, Арцыбышева); эсперанто-литература (прежде всего творчество самого Л.-Л.Заменгофа); английская и англоязычная литература (Р.Тагор, Р.Киплинг и др.); классическая и современная Ерошенко литература Японии и Китая.

В.Я.Ерошенко получил образование в школе-приюте Московского общества призрения, воспитания и образования слепых детей, позднее учился в Лондонском королевском колледже и академии музыки для незрячих, в Токийской школе слепых массажистов, слушал общедоступные лекции в Сорбонне и Геттингенском университете. Позднее Ерошенко читал лекции и преподавал в  Токийском университете, Институте языков народов мира в Шанхае, в Пекинском университете и женском педагогическом колледже, в Коммунистическом университете трудящихся Востока  (КУТВ) в Москве, в школах слепых для детей и взрослых Туркмении и Узбекистана. Сестра В.Я. Ерошенко, М.Я.Безуглова, вспоминает его бесконечные споры со своим мужем, заведующим кафедрой Харьковского политехнического института. Темами их разговоров были вопросы философии, литературы, искусства. Самообразование Ерошенко было настолько плодотворным, что поражали его разносторонние знания и  эрудиция (12).

Для того, чтобы понять Ерошенко и по достоинству оценить его литературное мастерство, необходимо знать те философские системы и учения, понятиями которых он оперировал в своем творчестве. Итак, попытаемся раскрыть некоторые влияния на мировоззрение и творчество В.Я.Ерошенко.

 

Толстовство и вегетарианство.

Учителем эсперанто для Ерошенко стала А.Н. Шарапова, личность весьма неординарная. Родственница секретаря Л.Н.Толстого - П.Бирюкова, она принадлежала кругу лиц, близких Толстому, переписывалась с ним, переводила произведения Толстого на эсперанто. А.Н. Шарапова была национальным секретарем для России в Международном Союзе эсперантистов-вегетарианцев (Internacia Unuigxo de Esperantistaj Vegetaranoj), первым почетным президентом которого был избран сам Л.Н.Толстой (13).  Анна Николаевна отличалась весьма  сложным характером, о чем пишет А.Сахаров (14),  а Л.Н.Толстой в дневниковых записях 1898 г. отмечал, что она всегда должна быть в центре внимания, поскольку  "ей кажется, что она поддерживает жизнь всех близких, что без нее все бы пропали" (15).  Найдя в лице В.Я. Ерошенко благодарного слушателя, она познакомила его с эсперанто и толстовством. О вегетарианстве, которого придерживался всю жизнь, он несколько иронически упоминает в своей пьесе "Облако персикового цвета" :

«...ЗЕЛЕНАЯ ЗМЕЯ. Успокойтесь, ничего с вами не случится. Мы необыкновенные змеи. Мы все - ученые. Никому из нас не присущи низменные страсти. Ни птиц, ни лягушек мы не пожираем. Мы вегетарианцы и питаемся только травкой...

...ФИАЛКА.Ученые змеи, питающиеся растениями? Да ведь это ужасно!

...ОМЕЖНИК. Вдобавок и среди людей это самое вегетарианство все шире распространяется.

ПОДОРОЖНИК. От них-то ученые змеи и заразились этим поветрием.

ЦВЕТЫ И ТРАВЫ. Кошмар какой! Ведь это сущее бедствие для нас» (16).

В начале 20-х годов А.Н. Шарапова преподавала в школьной комунне в Подмосковье, созданной Лидией Марьяновной Арманд  на основе идей теософии (17). Сюда В.Я. Ерошенко приезжал в августе 1922 года, и под его влиянием многие воспитанники изучили эсперанто. Из письма А.Д.Арманда автору статьи: "В книжке не названы гости, посещавшие коммуну… В год издания (1927) уже вовсю шло преследование теософов, эсперантистов и многих других. Но дух коллектива можно уловить из описания". В 1924 году колонию закрыли. О дальнейшей судьбе Шараповой В. Шеховцов сообщает следующее: "А.Н. Шарапову репрессировали как дочь купца, хотя и сбежавшую из дома. После того, как ее отчислили из штата и сняли с довольствия, она перестала принимать пищу и вскоре умерла. Похоронили ее подальше от городского кладбища, в парке. Колонисты сделали надпись на эсперанто "Гражданка мира" (“Homaranino” – Ю.П.) (18).

 

Хомаранизм Л.Л.Заменгофа и его поэзия.

Самым известным и наиболее часто цитируемым произведением Ерошенко является его стихотворение, написанное на эсперанто и вошедшее в сборники “La gxemo de unu soleca animo” (Шанхай, 1923) и “Zinrui no tameni”/“Ради человечества”/”Por la homaro” (Токио, 1924). По свидетельству  Фукуока Сейити, редактора третьего сборника произведений Ерошенко на японском языке, оно было написано до его высылки из Японии, то есть ранее мая 1921 г. (19).  Но переводчики стихотворения вынуждены изменять его оригинальное название – «Homarano”, декларирующее принадлежность автора к последователям учения Л.Л.Заменгофа, которое сам автор называл религией. В русских переводах это стихотворение известно как «Человек», «Сын человечества» (в опубликованных сборниках произведений Ерошенко «Любовь к людям», пер. К.Гусев) (20), «Гражданин мира» (пер. С.Высоковский) (21). На японском языке стихотворение озаглавлено «В сердце моем» (22). Такая смена заглавия, несущего в себе главную смысловую нагрузку, искажает смысл стихотворения, делая его, однако, понятным читателю, далекому от идей Л.Заменгофа и его последователей.

Интересно, что существует вариант текста, в котором заключительные строки звучат не как

Nom’ de  l’fajr’ estas am’ al homar’,

Nom’ de l’flam’ estas am’ al liber’,

Имя огня – любовь к людям,

Имя пламени – любовь к свободе

 

а куда более определенно:

 

Mia nom’ estas la homaran’,

Nom’ de l’fajr’ la homara liber’ (23).

Мое имя – хомаранин,

Имя огня человеческой свободы.

 

По-видимому, Ерошенко специально изменил текст, придав ему тем самым более универсальный характер. Здесь же стоит подчеркнуть, что в этом стихотворении автор заявляет о своей способности распоряжаться душевным огнем согласно собственной воле, называя категории, традиционно присущие божеству – пламя, огонь, любовь, свобода – и  самим актом номинации утверждая свою власть над ними (24).

Строки Ху Юй-чжи из предисловия к сборнику В. Ерошенко "Стон одинокой души"/ “La gxemo de unu soleca animo”, характеризующие его автора, в русском переводе звучат так: "Как гуманист, он мечтает о свободном мире, плюет в лицо  империалистической, милитаристской культуре, плачет над несправедливой судьбой униженного, презираемого народа, скорбит и негодует. Одни называют его мечтателем, другие - анархистом, третьи боятся, считая "опасным человеком", но все они ошибаются. Он гуманист и только гуманист..."(25).

 В оригинале же, на эсперанто, речь идет не о гуманизме, а именно о хомаранизме:

"Kiel apostolo de la homaranismo li revis pri la fidela mondo, kracxis je la imperiista kaj militista kulturo, ploris, sopiris kaj indignis por la popolo ofendata, insultata kaj maljuste vivanta. Oni nomas lin revisto, aliaj diras, ke li estas anarhxiisto, aliaj timas, ke li estas "dangxerulo", sed ili cxiuj lin malkomprenas. Li estas homaranisto, nur homaranisto(26).

Хомаранизм был непосредственным продолжением «гиллелизма» Заменгофа, первоначально построенного на следующих принципах: "1.Мы чувствуем и признаем существование наивысшей силы, управляющей миром, и эту силу мы называем Богом. 2.Свои повеления Бог вкладывает в сердце каждого человека в форме совести, поэтому мы всегда должны подчиняться голосу совести, так как это - никогда не умолкающий голос Бога. 3.Сущность всех законов, данных нам Богом,выражается в формуле: люби ближнего своего и поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы другие с тобой поступали, и не совершай ни явно, ни тайно таких поступков, о которых твой внутрений голос говорит тебе, что они не угодны Богу" (27).

Несомненно, что В.Я.Ерошенко был последователем хомаранизма Л.Л.Заменгофа. Безусловно, он рассматривал Заменгофа почти как равного Богу (для него самого, во всяком случае): "Mi estas certa, ke neniu geniulo de arabaj fabeloj povus fari por mi pli, ol la geniulo de reala vivo Doktoro Zamenhof, kreinto de "Esperanto"(28). В переводе А.Харьковского: "Никакой джинн арабских сказок не смог бы сделать для меня больше, чем гений реальной жизни Заменгоф, творец эсперанто" (29). Здесь контекстуальные синонимы джинн (высшее всемогущее существо) - гений (дух-вдохновитель, творец, высшая сущность) - Заменгоф-творец/создатель/почти Бог. В оригинале, как видим, игра слов еще интереснее - geniulo/гений, волшебник, дух – geni`ulo/гениальный человек –  kreinto/творец, создатель. То есть воле Бога, судившего слепоту, Ерошенко противопоставляет волю человека-творца. Чрезвычайно интересно проанализировать с позиций гомаранизма (30) к примеру, одну из  до сих пор не опубликованных у нас сказок Ерошенко - «Люди-боги на Юпитере», в оригинале написанную на японском языке»(31). В ней автор утверждает мысль о том, что для человека самое главное – быть человеком, и что люди, прекратившие борьбу за личное счастье, отказавшиеся от драгоценных подарков богов и ушедшие в природу, сами становятся равны богам.

Кроме того, необходимо отметить, что некоторые наиболее часто повторяющиеся у Ерошенко образы, такие как сердце, чувствительное к чужой боли (“Горе рыбки”/”Fisxoj malgxojas”) или разорвавшееся от горя (“Человек-лошадь”/”Homo-cxevalo”), или принесенное в жертву людям (“Цветок справедливости”/“Floro de idealo”, “Красный цветок”/“Rugxa floro”), весенний ветер как символ перемен к лучшему (“О стране мечтаний”/ “Pri lando de l’revoj”, “Красный цветок”), страна грез, сны о счастье (“О стране мечтаний”) берут свое начало в наиболее известных стихотворениях Л.Заменгофа – “Ho, mia kor’!” и “La Espero”. Образы стихотворения  Ерошенко “Malespera koro” (“Отчаявшееся сердце”) перекликаются с образами стихотворений Заменгофа  “La vojo” и “Pregxo sub verda standardo”. По-видимому, именно из поэзии Заменгофа Ерошенко позаимствовал образы весеннего ветерка и страны мечтаний, а молодые зеленые листья старого дерева должны, согласно замыслу автора, ассоциироваться у его читателей с зеленым цветом – символом эсперанто:

 

En la mondon venis nova sento,

Tra la mondo iras forta voko;

Per flugiloj de facila vento

Nun de loko flugu gxi al loko.

Ne al glavo sangon soifanta

Gxi la homan tiras familion:

Al la mond ' eterne militanta

Gxi promesas sanktan harmonion./…/

Nia diligenta kolegaro

En laboro paca ne lacigxos,

gxis la bela songxo de l ' homaro

Por eterna ben ' efektivigxos.

(Выделено нами. – Ю.П.)

Над землею новым чувством веет,

И призыв разносится по свету;

Он на крыльях, словно легкий ветер,

Облетает быстро всю планету.

Не мечом – орудьем разрушенья –

Он сплотить желает все народы:

Людям, утомившимся в сраженьях,

Обещает мир он и свободу./…/

Полные энергии и страсти,

Не устанем яростно трудиться,

Чтоб мечта, которой нет прекрасней,

Для людей могла осуществиться.

(Пер. С.Вайнблат) (32).

 

Ерошенко мастерски использует традиционный и близкий  китайскому читателю образ страны счастья, имеющий свои соответствия в буддизме и конфуцианстве, а также образы, связанные с эсперанто-движением, неразрывно сливая их с революционными преобразованиями в «Снежной Стране», как тогда в Китае называли Россию:

“La suda zefiro dauxrigis pasie: “Ho verdaj folioj, ho verdaj fratetoj, mi songxis pri lando de revoj, mi songxis felicxan insulon; gxi estas sur la maro de amo eterna, gxi havas havenon de amikeco neniam sxangxebla; en tiun gavenon fluas belega rivero de neelcxerpebla gxojo; sur gxi floras la floroj de fideleco kaj konfideco, kreskas arboj de virtoj; tie altigxas la monto de libero, tie brilas la suno de vero, la luno de justo, la steloj de belaj artoj. /…/

La arbo silentis, gxi volis paroli nenion, ne volis gxi diri, ke la songxoj pri l’ lando de l’revoj forflugis al la nordo, al tiu negxlando mistera, al la lando de granda spirito, de fortoj kasxitaj, kiuj minacas renversi la mondon; ne volis gxi diri ke la songxoj pri lando de l’revoj ne timas malvarmon, ne timas la frostojn; ne volis rakonti la arbo antikva, kiel multe amas la songxojn  tiuj negxlandanoj” /…/

 La suda zefiro dauxrigis pasie: “Kaj se la lando de l’revoj nenie ekzistas, ni mem kreos gxin!” – “Sed kiel? Kiel ni mem povas krei la landon de l’revoj kun la suno de vero, kun la luno de justo, kun la monto de libero?” demandis la verdaj folioj hezite. La suda zefiro respondis: “Per la granda potenca spirito de niaj junaj kuragxaj animoj. Tiu cxi granda spirito de junaj kuragxaj koroj estas cxiopova, gxi estas la Dio kreinta, kreanta kaj kreonta la mondojn!” (33)

Продолжал страстно южный зефир: “О зеленые листья, зеленые братья, я грезил о мечтаний стране,  видел во сне остров счастья, что лежит в море вечной любви, он имеет гавань дружбы, всегда неизменной; в эту гавань впадает неисчерпаемой радости диво-река; цветут там цветы доверия, верности, произрастают деревья добродетелей; высится там свободы гора, там сияют солнце правды, луна справедливости, звезды прекрасных искусств...

Но древо молчало, ничего говорить не хотело, не желало сказать, что сны о  мечтаний стране прочь улетели на север, к той снежной стране, окруженной тайной, к стране великого духа, сил скрытых, которые  мир перевернуть угрожают; не хотело сказать, что сны о мечтаний стране холодов не боятся, не боятся морозов; не хотело сказать древо старое, как сильно любят грезы жители снежной страны…

…Продолжил cтрастно южный зефир: “Даже если мечтаний страна не существует нигде,  мы сами ее сотворим!” —  “Но как? Как мы сами можем создать мечтаний страну с истины солнцем, с луной справедливости и со свободы горою?” — спросили зеленые листья, колеблясь. Южный зефир отвечал: “Великим  могучим  духом юных отважных душ. Этот великий дух юных отважных сердец всемогущ, он — Бог, сотворивший, творящий и сотворит он миры!” (34).

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 На японском яз.: “Yoakemae no uta” (“Песни перед зарей”/ “Kantoj antaux tagigxo”), Токио, 1921; “Saigo no tameiki“ (“Последний стон”/ “La lasta gxemo”), Токио, 1921; “Zinrui no tameni” (“Ради человечества”/”Por la homaro”), Токио, 1924; на кит. яз.: “Сказки Ерошенко”/ “Rakontoj de Erosxenko”, Шанхай, 1922; “Облако персикового цвета”/ “Persikkolora nubo”, Шанхай, 1923, “Корабль счастья”/”Sxipo de felicxo”, Шанхай, 1931; на эсперанто:  “Rakontoj de velkinta folio kaj aliaj” (“Рассказы увядшего листочка” и другие”), Шанхай, 1923, “La gxemo de unu soleca animo” (“Стон одинокой души”), Шанхай, 1923. Указано только первое издание. Автор благодарен Дэвиду Парду (David Pardue), США, за предоставленную библиографическую справку. – Ю.П.

2 Ерошенко В. Квiтка справедливостi, К.: Молодь, 1969.

3 Ерошенко В.Я. Сердце орла, Белгородское книжное издательство, 1962.

4 Erosxenko V. Krucxo da sadgxeco, Toyonaka: Japana Esperanta Librokooperativo, 1995. Выражаю искреннюю признательность Минэ Ёситака,  составителю и  редактору  шеститомника избранных произведений Ерошенко, за подаренные книги. – Ю.П.

5 Харьковский А.С. Человек, увидевший мир. М.: Наука, 1978, - С. 182-190.

6 Андрiанова Н.М. Запалив я у серцi вогонь, К.: Веселка, 1973, 1977

7 Пашнев Э. Солнце – его поводырь //Собеседник, Воронеж: Центрально-черноземное книжное издательство 1971, - С.23-77.

8 Першин В.Г., Лазарев В.Я. Импульс Ерошенко. М.: ТПО «ТАМП», 1991

9 См. журнал «Школьный вестник» с января 2000 года.

10 Ерошенко В.Я. Избранное, - С. 228-238; Андрiанова Н. «Менi треба так багато бачити…» /Невiдомi листи В.Eрошенка  //  Украiiна, 1987, - № 28, - С.14-17

11 Ерошенко В. Прощай, Япония! // Избранное, - С.213

12 Безуглова М. Светлой души человек // Ерошенко В.Я. "Сердце орла", Белгородское книжное издательство, 1962, - С. 193.

13 См. Tolstoj L. Unua sxtupo aux Senmortiga nutrado. El la rusa lingvo esperantigis Anna Sarapov, Tutmonda biblioteko je la memoro de L. Tolstoj,  Moskvo: Posrednik (Peranto), 1912

14 См. Sahxarov A. Rememoroj de 100-% esperantisto, M.: Impeto, P. 45-47.

15 Толстой Л.Н. Сочинения, т. 53, С.181.

16 Ерошенко В.Я. Облако персикового цвета. Перевод с японского С.Гутермана. Машинопись, С.113. Пользуясь случаем, выражаем искреннюю благодарность А.Харьковскому и М.Бронштейну, предоставившим текст перевода в наше распоряжение. – Ю.П.

17 См.: Соснина Л. (Арманд Л.М). История одной школьной общины,  М.: Кириллица, 1998, 2-е изд. Предисловие А.Д. Арманда, – С.3-4.

18 Шеховцов В. Самое большое желание. // газ. Октябрьские зори (Старый оскол), 1990, - 11 апр.

19 Erosxenko V.Lumo kaj ombro, -P.19.

20 Ерошенко В.Я. Избранное, С.140.

21 См. публикацию в журнале Cerbe kaj kore N 2 / 99 (53).

22 Eroshenko V. Watashi wa kokoro ni // Nihon tsuihoki. Eroshenko sakuhinshu. /Takasugi Ichiro hen. №2. Tokyo: Misuzu hobo, 1974, - P.57 (Собрание сочинений Ерошенко Записки изгнанника в Японии, /Редактор Такасуги Итиро. Токио: "Мисудзу хобо", 1974).Благодарим Е.Н. Кручину за оказанную помощь – перевод с японского.

23 Erosxenko V.Lumo kaj ombro, -P.88.

24 Ср.: «Достаточно знать имя божества или обожествленного предмета, чтобы обрести над ним власть». Х.Л. Борхес. История одного имени //.Х. Л. Борхес. Коллекция. С-Пб.: Северо-Запад, 1992, - С.323.

25 Цит.по: Ху Ючжи. Друг угнетенных // Ерошенко В.Я. "Сердце орла", Белгородское книжное издательство, 1962, - С. 180.

26 Erosxenko V. Lumo kaj ombro, Toyonaka: Japana Esperanta Librokooperativo,  1979, – P. 3

27 См., например: Симонов И. Дело жизни Л.-Л.Заменгофа // http://isimonov.narod.ru/tekst-s/roots.htm

28 Eroshenko V. La krucxo da sagxeco, - P.68.

29 Харьковский А.С. Человек, увидевший мир, - С.37.

30 См. “Deklaracio de homarano”, “Deklaracio  pri homaranismo”: http://homarano.narod.ru/homaranismo.htm

31 Erosxenko V. Stranga kato, Toyonaka: Japana Esperanta Librokooperativo, 1983, - P.31-37.

32 http://www.esperanto.mv.ru/Lernolibro/ch16.html

33 Erosxenko V.Lumo kaj Ombro. Toyonaka: Japana Esperanta Librokooperativo, 1979, P. 37-39.

34 Пер. с эсперанто наш по изданию: Erosxenko V. Rakontoj  de velkinta folio. — Схinio. — P.32 —38 . См. также: Ерошенко В.Я. Рассказы увядшего листочка// Избранное. — С.103 — 104.

 

(ПРОДОЛЖЕНИТЕ СЛЕДУЕТ)

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>.>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

 

ОБРАЩЕНИЕ  К УЧАСТНИКАМ  ИНТЕРНЕТ КОНФЕРЕНЦИИ

СОТРУДНИКОВ ДОМА-МУЗЕЯ ВАСИЛИЯ ЕРОШЕНКО СЕЛА ОБУХОВКА

 

 Уважаемые участники конференции!

Обращаются к Вам сотрудники Дома-музея Василия Яковлевича Ерошенко в Обуховке – Родине великого писателя. От всей души приветствуем Вас и желаем успеха вашей работе. Наш музей молод – ему всего 10 лет. Мы активно готовимся к Дню памяти нашего замечательного земляка. В Обуховке на месте захоронения Ерошенко 23 декабря прошел митинг памяти, а в Обуховской средней школе все ученики и жители села помянули его специально организованной встречей.

Мы будем рады новым друзьям, которые напишут нам.

Наш адрес: 304514 Россия, Белгородская область, Старооскольский район, с. Обуховка, ул. Ерошенко  13, Музей Василия Ерошенко

Адрес электронной почты музея: stmaxonline@belgtts.ru

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

 

Все сообщения, публикуемые в данной рассылке, полностью соответствуют присланному автором тексту и не всегда отражают точку зрения ведущего и оргкомитета конференции.

 

Вопросы к авторам и ведущему рассылки вы можете присылать по адресу:

gosha@kolomna.ru

 

До встречи через неделю.

 

С искренним уважением

ваш Сергей Прохоров.

 

 

Hosted by uCoz