ВАСИЛИЙ ЕРОШЕНКО И ЕГО ВРЕМЯ

Материалы виртуальной конференции

Вып. N 4

 

Уважаемые коллеги!

Мы продолжаем виртуальную конференцию «Василий Ерошенко и его время».

Проблема, которой она посвящена, достаточно редка для отечественного литературоведения (все равно – российского, японского, украинского…). Участники ее пытаются оценить творчество писателей, которые стали известны как писатели на языке эсперанто. Мы убеждены в том, что их нельзя отрывать от литературной жизни русского «Серебряного века», а нашего главного героя – В.Я. Ерошенко – от историй тех литератур, в рамках которых ему довелось работать.

Просим также почтить память нашего коллеги и участника конференции – одного из учеников и старейших исследователей Ерошенко – ВИКТОРА ГЕРАСИМОВИЧА ПЕРШИНА, скончавшегося 7 октября минувшего года в Москве. Мы выражаем соболезнование родным и друзьям покойного.

 Материалы рассылки будут проходить на русском языке, хотя некоторые работы присланы на эсперанто. Мы полагаем, что оригинальные тексты, также как и переводы с русского на эсперанто нам удастся разместить на сайте www.gosha-p.narod.ru .

ОРГКОМИТЕТ:

Юлия Патлань (Киев, Украина)

Mine Yositaka (Токио, Япония)

Сергей Прохоров (Коломна, Россия)

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

С.М. Прохоров

(Россия, Коломна)

 

Один текст в трех контекстах

(Стихотворение В.Я. Ерошенко «Homarano»)

 

 

Заявленное нами в заголовке стихотворение впервые опубликовано в 1923г., а написано по мнению Мине Йоситака в 1921г. (1) Оно построено как октава, зарифмованная по схеме: abcbdefe. Таким образом, рифмами отмечены только четные строки в каждом четверостишии, что весьма характерно либо для начинающих поэтов, либо для поэтов-любителей. Четверостишия не имеют общих рифм. Тем не менее, нет оснований рассматривать их и как два несвязанных между собою катрена. Такому представлению противоречит композиция всего текста, где четко выделены двустишия, стихи которых параллельны между собой:

1.Ekblurigis mi farojn en kor’

3. Ekflamigis mi flamon en brust’ и т.д.

Заметим, что параллельны строки: 1, 3 и 2,4, а также: 5,6 и 7,8. То есть, синтаксические параллели вступают в противоречие с параллелями, обозначенными рифмами. Наличие параллельных строк позволяет рассматривать стихотворение как композицию из четырех дистихов, а схема рифм - как два катрена. В результате мы можем утверждать, что Ерошенко строит более сложную систему из восьми по-разному зарифмованных и сочетающихся по смыслу стихов, т.е. октаву. В этом случае, поэт показывает явное мастерство, добиваясь максимально возможного художественного результата с помощью «критического минимума» средств, что и придает его стихотворению особую силу.

Обратим внимание и на те слова, которые оставлены поэтом незарифмованными: «kor’ – brust’» и «mond’ - homar». Мы видим, что в каждой из этих пар слов повторяются по одной согласной букве, что обязывает нас рассматривать законченные ими стихи как определенным способом зарифмованные. Примененная Ерошенко рифма – консонанс используется в русском стихосложении крайне редко. Тем не менее, она достаточно характерна для восточных поэтических систем. Меньше известно, что этой же рифмой широко и успешно пользовались имажинисты: у В.Г. Шершеневича есть целые стихи, построенные на консонансных рифмах. Наиболее органично она применялась С.А. Есениным в тех случаях, когда ему надо было имитировать частушку. Как известно, частушка зарифмована по схеме abcb, но применяя эту нетрадиционную рифму, поэт добивался иной схемы: aba’b. К сожалению, поэтическое наследие Ерошенко недостаточно велико, чтобы делать из этого наблюдения далеко идущие выводы.

Во всяком случае, достаточно явно просвечивают источники, в которых ритмико–синтаксический параллелизм является органическим. К их числу относятся фольклорные тексты, древние тексты и Библия. Содержание стихотворения и его четкий размер (трехстопный анапест), пожалуй, снимают вопрос о его возможном фольклорном происхождении. Вероятно, поэта мог вдохновить текст, написанный профессиональным автором, но в тоже время, явно связанный с древней литературой.

Предварительный анализ, таким образом, позволяет сказать, что стихотворение Ерошенко относится, скорее всего, к зрелому творчеству поэта. Тем не менее, ничто не мешает нам отнести его и к более раннему времени. И тому есть казалось бы, неоспоримые основания.

Во-первых, публикации стихов В. Ерошенко во многом неисследованный вопрос. Мы не знаем с достоверностью, насколько можно доверять датировкам «по первой публикации». В силу отсутствия в российских библиотеках и архивах необходимых материалов, оставим эту задачу будущим исследователям.

Во-вторых, «Homarano» оказывается хорошо согласованным с традициями русской литературы начала ХХ века. Причем понятие «согласовано» не совсем точно отражает одну, до сих пор не рассматривавшуюся, его особенность. Так, сравнение первого катрена стихотворения с первым же катреном другого стихотворения, написанного С. Есениным между 1910 и 1912 г., обнаруживает завидное сходство. Сравним:

 

V. Erosxenko.

Ekbruligis mi fajron en kor’ –

gxin estingos nenia perfort’.

Ekflamigos mi flamon en brust’ –

gxin ne povas estingi ecx mort’.

 

С. Есенин.

Я зажег свой костер.

Пламя вспыхнуло вдруг

И широкой волной

Разлилося вокруг (2).

 

Может создаться впечатление, что один поэт переводил другого (3). Сходство тем более интересное, что, как это теперь известно, Есенина и Ерошенко связывало знакомство с одним и тем же человеком – японским ученым-русистом Катаками Нобуру(4). При этом, о дружбе Ерошенко с Катаками хорошо известно и многократно говорилось. Нам приходилось читать, что именно Ерошенко предложил японскому русисту остановиться у своих московских друзей. О знакомстве японского ученого с Есениным мы можем только догадываться, полагая, что утверждение Ивана Грузинова о встрече профессора Катаками с группой имажинистов не является ложным (5). Вряд ли такая значимая встреча могла обойти стороной и С. Есенина. Тем более, что о сходстве некоторых стихов С. Есенина с поэтикой японских стихов в научных аудиториях говорилось достаточно давно. (6).

Рассматривая русский контекст стихотворения «Homarano», мы должны заметить, что он оказывается в ряду революционно-романтических произведений. Рядом могут быть поставлены и «Песня о Соколе», и «Песня о Буревестнике» и, конечно, легенда о Данко и его горящем сердце. В истории русской литературы мотив «пламенеющего сердца» восходит к рассказу В. Гаршина «Красный цветок». Подвиг героя здесь заключен в том, что он своей грудью закрывает адский огонь, воплотившийся для него в образе Красного цветка (7).

Таким образом, читая стихотворение в контексте современной ему и более ранней русской революционной литературы, мы подметим его явную соотнесенность с нею. Об ориентированности Ерошенко на этот тип литературы, его явном тяготении к анархическим движениям Запада и Востока тоже давно и неоднократно говорилось. Мы могли бы считать наше исследование законченным, завершив дежурной фразой, что герой Ерошенко – романтический бунтарь, готовый пламенем своего сердца осветить путь передовой части человечества к абстрактно понимаемой свободе и всечеловеческой любви.

Столь однозначному прочтению казалось бы вполне понятного текста препятствует, однако, его заглавие, до сих пор «не дающееся» переводчикам на русский язык (8). В самом деле, слово «Homarano» парадоксально по своей структуре. Homo = человек; homar’ = совокупность людей (человечество). Но автор добавляет еще один суффикс an ‘- homaran’ = , чем едва ли не возвращает слову его первоначальное значение («часть чего-либо» = в данном случае «часть человечества», то есть опять же «человек»).

Естественен вопрос, что стоит за этой, казалось бы, бесполезной игрой в конструирование слова. Вопрос тем более не праздный, что слово это поставлено не где-нибудь, а в заглавии. А уже давно сказано, что именно заглавие аккумулирует замысел произведения. Еще более важным покажется нам это странное слово, если мы учтем другое произведение с практически тем же названием: «Homarana kodo» и принадлежащее (во всяком случае, согласно традиции) перу Людвига Заменгофа (9). Данный текст состоит из десяти постулатов, построенных тоже по принципу синтаксического параллелизма: вступительный, 1, 2, 3 и 4, 5, 7, 9, а также 6, 8, 10. Как видим, и в этом случае параллельные строки прочно связывают композицию произведения, делая ее стройной и лаконичной.

История сочинения Заменгофа вкратце такова. Известно, что «в1906 году в первом номере журнала "Российский эсперантист" без подписи была опубликована статья "Догматы гиллелизма". Это был уже не первый вариант религиозно-этического учения "доктора Эсперанто" (10).Известно, что еще в 1901г. в Варшаве на русском языке у него вышла книга, посвященная новому учению. Интересен псевдоним, избранный Заменгофом: Homo Sum (Я Человек), что явно перекликалось с евангельским EsseHomo, то есть «Се - человек» (Ср. Иоан.19:5 «Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек! Или в «Вульгате»: Io 19: 4 - 5 exiit iterum Pilatus foras et dicit eis ecce adduco vobis eum foras ut cognoscatis quia in eo nullam causam invenio et purpureum vestimentum et dicit eis ecce homo).

Тем самым уже в избранном псевдониме явно прослеживаются мессианские идеи самого автора. В предисловии подчеркивалось, что гиллелизм образца 1906 года не является концепцией "специально только для одной человеческой группы, для регулировки отношения этой группы к окружающему миру." В данном случае, мы вряд ли согласимся с точкой зрения К. Маллиа, что Гиллелизм создавался как учение для варшавских иудеев. Во втором номере того же журнала Заменгоф предлагает уже и новое название учения - "гомаранизм" (от эсперантского слова "homarano" - "член человеческой семьи") (11)».

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Здесь и далее стихотворение В.Я. Ерошенко цитируется по Eroshenko V. Lumo kaj Ombro.  Kompilita de Mine Yositaka. Japana esperanta librokooperativa. (sendate) P. 19  и комментарии  - P. 88. Там же приведены варианты стихотворения. С текстом можно ознакомиться по  электронной публикации в виртуальном журнале Cerbe kaj kore N 2 / 99 (53).

2. С.А. Есенин. Я зажег свой костер… / Есенин С.А. Собрание сочинений в пяти томах. Т. 5 М. 1968. С. 207.

3. Совпадение мотивов одного и другого поэтов особенно хорошо заметно на фоне писем С.А. Есенина Г.А. Панфилову. Например: «…Все люди одна душа…Ничья душа не может не чувствовать своих страданий, а мои муки – твоя печаль, твоя печаль – мои терзанья… Свет истины заманил меня к своему Очагу. Там лучше, там дышится вольней и свободней, там не чувствуется того мучения и угрызений совести, которые окружают всех во мраке злобы и разврата…» Письмо к Панфилову от 23 апреля 1913г. Есенин С.А. Собрание сочинений в шести томах. Т. 6. М. 1980. С. 31 – 32.

4. Издатель собрания сочинений В.Я. Ерошенко Mine Yositaka в письме к автору этих строк пояснил: «Katakami (1884-1928), reveninte el Moskvo, farigxis profesoro de la literatura fakultato de Waseda Universitato en Tokio. Li lekciis pri la rusa kaj la angla literaturoj».

5.То подтверждается хотя бы необычной для русской традиции транслитерацией его имени: «Катаками», вместо принятого «Катагами». См.: И. Грузинов Имажинизма основное. М. 1921 (написано в июне 1920г.). С. 6. Поскольку грузиновская транслитерация более точна, мы можем утверждать, что она сделана со слуха, а не привнесена из печатного источника.

6.Автор этих строк слышал доклад проф. Пустовойта о «японской» поэтике стихотворения С. Есенина «Песнь о собаке», сделанный в МГУ в октябре 1980г.

7. Отметим, что у В.Я. Ерошенко сохранился рассказ с тем же названием «Rugxa floro».Не останавливаемся на нем, так как уже имеется исследование этого рассказа, выполненное Юлией Патлань.

8.Попытки перевода стихотворения «Homarano» на другие языки нам неизвестны.

9. Здесь и далее данный текст будет цитироваться по рассылке Mato Spekuljak. Humanista Forumo (humanistaforumo@yahoogroups.com) от 31 июля 2002г. Правописание нами унифицировано – С.П.

10. Псевдоним Л. Заменгофа – создателя Эсперанто.

11. Я. Ольшан, Знай Наших! Заменгоф Людвиг (Лазарь) Маркович Центральный Еврейский Ресурс sem40 http://www.sem40.ru/famous2/e594.shtml

По мнению Кармеля Маллиа: «Сам Заменгоф объяснял, что назвал свою этическую концепцию гиллелизмом не для того, чтобы почитать Гиллеля, но потому что принципы создания моста между религиями впервые были выражены именно Гиллелем. Однако, продолжает Заменгоф, "важно ведь не название, а суть дела". Он еще добавил: "хомаране сами отбросили имя гиллелизм и заменили его абсолютно внеродовым, внерелигиозным и неперсональным именем хомаранизм"(Там же). Не эту ли идею он ненавязчиво прояснил в своей Pregho Sub la Verda Standardo (Молитве под Зеленым Знаменем)?

 

Silentas nun chiu disput' religia

Kaj regas nun kredo de koro».          (Что пишут об эсперанто. Выпуск 94. konkordo@itl.lv)

 

(ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ)

 

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>.>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

 

ОБРАЩЕНИЕ  К УЧАСТНИКАМ  ИНТЕРНЕТ КОНФЕРЕНЦИИ

СОТРУДНИКОВ ДОМА-МУЗЕЯ ВАСИЛИЯ ЕРОШЕНКО СЕЛА ОБУХОВКА

 

 Уважаемые участники конференции!

Обращаются к Вам сотрудники Дома-музея Василия Яковлевича Ерошенко в Обуховке – Родине великого писателя. От всей души приветствуем Вас и желаем успеха вашей работе. Наш музей молод – ему всего 10 лет. Мы активно готовимся к Дню памяти нашего замечательного земляка. В Обуховке на месте захоронения Ерошенко 23 декабря прошел митинг памяти, а в Обуховской средней школе все ученики и жители села помянули его специально организованной встречей.

Мы будем рады новым друзьям, которые напишут нам.

Наш адрес: 304514 Россия, Белгородская область, Старооскольский район, с. Обуховка, ул. Ерошенко  13, Музей Василия Ерошенко

Адрес электронной почты музея: stmaxonline@belgtts.ru

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

 

Все сообщения, публикуемые в данной рассылке, полностью соответствуют присланному автором тексту и не всегда отражают точку зрения ведущего и оргкомитета конференции.

 

Вопросы к авторам и ведущему рассылки вы можете присылать по адресу:

gosha@kolomna.ru

 

До встречи через неделю.

 

С искренним уважением

ваш Сергей Прохоров.

 

 

 

Hosted by uCoz